Кецалькоатль. Искусство пернатого змея

Кецалькоатль. Искусство пернатого змея

Меня зовут Рената Мюрез и я живущий ныне представитель традиции видящих древней Мексики, которую раскрыли и сделали известной человечеству Карлос Кастанеда, Кэрол Тиггс, Тайша Абеляр и Флоринда Доннер-Грау, я была их ученицей. Когда Карлос еще был с нами, я провела с ним около 10 лет, с Кэрол Тиггс — уже более 22 лет, так что это довольно много времени…

Итак, эта линия знания насчитывает несколько десятков тысяч лет, и вы все еще можете увидеть следы этой линии в руинах и артефактах Ольмеков. И затем эта традиция перешла к майя, далее — к жителям Теотиуакана, и достигла своего расцвета или пика у Толтеков в Туле, далее распространилась на соседние с Мексикой территории.
Можно увидеть, что связывает воедино все эти традиции, что является основным убеждением нашей линии, нашей традиции — то, что антропологи называли Мифом о Пернатом Змее.

Рассказывает Рената Мюрез
Суть этого мифа в способности обычного человеческого существа — посредством дисциплины и древних практик — обогатить свое выдающееся физическое осознание дополнительным энергетическим осознанием.
Человек, идущий по этому пути, в разное время в течение своей жизни, и в конце своей жизни, преобразует свое физическое осознание в энергетическое, что позволяет ему отправляться в состояния сновидения — сновидения во сне или наяву — и в конце своей жизни перейти в иные миры.

И сейчас, я думаю, примером этого — настоящим примером такой способности — является то, что мы видим в Теотиуакане. То, что вы видите там — это прекрасные руины: Храм Луны с одной стороны, и на востоке — Храм Солнца. В самом конце, и это самое последнее строение, которое построили жители Теотиуакана, — находится Храм Пернатого Змея.

И почему это место обладает таким значением для нашей традиции — потому что все до единого жители этого города обучались искусству сновидения или искусству Пернатого Змея — искусству переводить физическую энергию в энергетическую или энергию сновидения и, как говорит история, они использовали этот навык, чтобы уйти, исчезнуть всей цивилизацией. И это могут подтвердить антропологи. Когда ацтеки пришли, чтобы завоевать Теотиуакан, они прибыли и не нашли там его жителей.

Также антропологи не обнаружили рост населения в близлежащих деревнях во времена нашествия ацтеков — именно таким образом они обычно измеряют отступление или эвакуацию из завоеванной местности.
Итак, что сделали жители Теотиуакана, чтобы достичь этого маневра — все вместе, вся их цивилизация практиковала каждую неделю — или каждый месяц (это, конечно же, предположение) искусство сновидения. Для этого они все становились лицом к Храму Пернатого Змея и каждый из них в своем сновидении удерживали часть нового места, в которое они хотели отправиться, в котором они хотели сновидеть себя и свою цивилизацию.

Так что можно сказать, что один человек, попросту говоря, удерживал Храм или часть этого Храма в своем пространстве сновидения, другой человек — еду и воду, третий — животных и растения, четвертый — соседей.

И так целая цивилизация полностью воссоздала в своем пространстве сновидения целостный город, в который они могли отправиться, поэтому когда, наконец, пришли ацтеки, они вошли в пустой город, и все, что они могли сделать — это спросить себя: «хм, а куда это они подевались?», потому что каждый из жителей этого города сделал следующее: вошел в свое пространство сновидения, и держал свой образ, и затем по знаку одного из своих жрецов или одного из более опытных видящих, этот народ исчез, отправившись в это пространство.

И, засветившись в одном месте, волна прошла через всю группу и целая цивилизация исчезла.
Приблизительно в то же время, процветал город Тула, основанный Толтеками:

Для нашего учения, именно во времена Тулы происходил расцвет практик сновидения. Эта цивилизация не практиковала сновидение, чтобы отправиться в какое-то конкретное место в конце своей жизни, или переместиться куда-то, когда им будет угрожать опасность. В Туле строили храмы, чтобы энергетически, осознанно отталкиваться от этих храмов и затем прыгать со скалы на скалу, и далее на другую скалу и потом возвращаться.

По сути, они были настолько искусными в этом, что, как мне говорили, их можно было увидеть стоящими на одном из главных храмов, охраняемом Атлантами — этими высокими статуями женщин, для выполнения маневров в сновидении. И затем они исчезали из вида для обычного взгляда.

Тогда как взгляду сновидящего или видящего представилась бы следующая картина: вы бы увидели, как энергетическая составляющая этих людей отталкивалась от этого храма и прыгала на гору, затем на следующую гору и следующую, и затем они возвращались или воплощались обратно в свою физическую форму. Это лишь один из примеров того, как Толтеки использовали крайне сложные техники сновидения.

Также есть техники сновидения видящих, способных путешествовать сквозь время. Время — это слишком социализированное линейное восприятие и в реальности, как утверждают видящие, оно совсем нелинейно, а скорее одновременно, поэтому, когда видящие говорят о путешествии сквозь время, они на самом деле говорят о перемещении из одного мира в другой, и, возвращаясь, рассказывают свои истории о путешествиях.

Вот откуда наша традиция получила такой большой акцент на сновидении.

Итак, короля Тулы звали Кецалькоатль — что означает «пернатый змей». Этот человек, как говорят, обладал наибольшим талантом в сновидении, и он был очень добрым, очень сочувствующим человеком, который хорошо правил своим народом. Когда пришло его время уходить, как гласит легенда, он взошел на плот, сотканный из змей и отплыл навстречу закату, чтобы вернуться через время. И его возвращение — это уже совсем другая история со множеством интерпретаций.

Кетцалькоатль ушел — король ушел, но его учение распространилось из когда-то существовавшей Тулы, потому что Тула — часть её — была, к сожалению, разрушена пришедшими позже ацтеками. Ацтеки разрушили толтекский храм сновидения — сожгли его; сейчас он лежит в руинах, он полностью опустошен, тогда как другие храмы остались нетронутыми.

Итак, учение Кецалькоатля распространилось в близлежащие деревни и земли, и его следы можно найти в Монте Альбане, Оахаке и также увидеть в Митле. Наша традиция преобразилась в этих городах и стала доступной только для воинов, видящих, лидеров, нагвалей, у которых были свое секретные святилища, секретные места для обучения, и если вы отправитесь в эти места сегодня, вы найдете там те же секретные комнаты.

Чему обучалось большинство людей — в местах этих древних методов сновидения — это соединяться со своей энергетической частью, соединяться со всеобъемлющей силой там, в бесконечности, и переводить образы и сновидения в конкретные проявления в их ремесленничестве и искусстве.

В Оахаке вы найдете, так называемых, «животных из сновидения», потому что один человек, соединившись с высшей силой, смотрел на деревья и видел в их ветвях, например, крокодила или ламу. Затем он просил дерево дать ему в дар эту ветку, отрезал ее, и вырезал из нее животное, которое затем разрисовывал в цвета из снов.

Таким образом, в Оахаке по сей день существует эта великолепная часть нашей линии — в их гобеленах, тканях, поделках из дерева, плетеных корзинах — во всем.

А в Митле, которая существовала позже Монте Альбана, также есть святилища, в которых обучали воинов. Там вы увидите фризы — вырезанные в стене узоры, напоминающие пернатого змея — потому что там, внутри этого особого места обучали знаниям, переданным пернатым змеем.

КАРЛОС КАСТАНЕДА вступил на сцену этого знания, будучи студентом антропологии из университета UCLA, и он — скажем так — поскольку он описывал это сам, пошел простым путем для написания своей диссертации. Он отправился в Мексику и собирался составить хронологию лекарственных растений.

То есть его работа вовсе не состояла в изучении этой линии знания, а скорее в том, чтобы расспрашивать: «Ух ты, какое красивое растение. Надо спросить кого-нибудь, для чего оно, а вот еще одно…» — И так он встретил видящего по имени дон Хуан Матус, продолжателя той самой линии, берущей начало в Туле, у толтеков, видящих. И история Карлоса Кастанеды началась именно тогда…

Так как Карлос Кастанеда был очень сострадательным человеком и с ним была небольшая группа людей, разделявших это знание, он не мог представить что уйдет из этого мира только со своей маленькой группой соратников, не отдав этот дар, которому его обучили — все эти практики сновидения, и все эти практики самодисциплины миру — вот почему он разработал Тенсегрити.

И вот почему его соратники — Тайша, Флоринда и Кэрол — основали Tensegrity®, потому что Карлос был последним нагвалем этой линии, и теперь мы новое поколение, в котором каждый благодаря этим знаниям станет нагвалем для самого себя, мы найдем свой собственный свет, нас будет вести наша собственная высшая сущность, и тогда мы пойдем по пути пернатого змея но своим собственным, современным способом.