Top.Mail.Ru

Дон Хуан Матус руководил Карлосом Кастанедой, чтобы подвести его к тому,  что он назвал переломным моментом — прерыванию непрерывности его жизни — то есть линейности его привычек мышления и действий. Он сказал, что для того, чтобы видеть энергию и жить с внутренним присутствием как корень своей жизни, нужно достичь такого прерывания либо через свой жизненный опыт, либо сознательно вызвав его.

В случае Карлоса Кастанеды он сказал, что должен прекратить использовать своих друзей и другие отвлекающие факторы как прикрытие или оправдание от самой важной встречи: встречи с самим собой. Он посоветовал ему снять комнату, чем тусклее, тем лучше, с тусклыми зелеными коврами с пригоршнями сигарет и тусклыми зелеными занавесками, и оставаться там одному, пока для него не будет все равно, один он или в компании других.

Карлос Кастанеда действительно снял такую ​​комнату. Он сказал, что сначала от точки ему хотелось лезть по стенам. Но со временем случилось непредвиденное. Когда он начал принимать свою компанию и свой жизненный опыт — свои неудачи и победы — комната перестала быть однообразной. Он начал ценить тепло и укрытие, предоставленное зеленой комнатой, и комната начала приобретать определенный блеск. Однажды днем ​​он открыл шторы, выглянул наружу и увидел в конце стоянки три молодых ели, которых он никогда раньше не замечал. Их листья мерцали на солнце и танцевали на мягком ветру. По их ветвям прыгала ворона, восторженно каркая. На другом конце улицы он заметил человека, насвистывающего мелодию, когда он подметал тротуар перед своим безупречно ухоженным магазином писем. Он видел этого человека раньше, но никогда не замечал гордости и радости, которые он явно испытывал, заботясь о своем скромном магазине. Полуденный солнечный свет заливал сцену и заливал зеленую комнату, и в этом свете зеленый ковер, стены и ткань занавесок казались ему жизнерадостными, ясным, сияющим зеленым оттенком, который согревал и освещал все его существо. И он осознал, что для него безразлично, один он или в компании других. В тот вечер он смотрел на луну и звезды и знал, что в конечном итоге никогда не был один. Он открыл руки, грудь и ладони к ночному небу. Он был частью земли, растений и деревьев, птиц, людей вокруг него, солнца, звезд, и они были частью его.

Он сказал, что посещение этой зеленой комнаты в одиночестве показало ему, что истинное путешествие осознания — это не что-то вне нас: скорее, оно начинается внутри. «Зеленая комната — это метафора», — сказал он. «Он представляет собой жизненный опыт или события, которые помогают нам нарушить поток наших привычек и предположений о самих себе — те, которые мешают нам соединиться с самыми глубокими частями нашего существа — нашим истинным разумом, нашими сердцами, путями, которые будут выражением почему мы на самом деле здесь ».

Зеленая комната — это момент, место или опыт, когда мы больше не можем убежать от самих себя — где мы вынуждены противостоять, принимать и извлекать уроки из событий и моделей нашей жизни, где мы, возможно, увековечили истории разочарований сердце, например: у меня не хватило смелости заниматься в жизни тем, что я действительно люблю, потому что меня никто не поощрял. Или: мне было дано слишком много на раннем этапе, поэтому я считал себя особенным и мне было трудно справиться с критикой или вызовом или хорошо работать с другими.

Или: я прогнал любую возможность отношений, потому что не хотел в конечном итоге стать, как мои родители. Оставаться с самими собой также означает признавать моменты, когда мы и другие проявляли истинную благодать, моменты: празднования чужой победы, не сравнивая ее с собственной; Поощрение творчества и силы в себе и других; Быть хорошими распорядителями даров, данных в жизни, делясь ими с собой, с другими, с землей, с Духом.

Чтобы открыть сердце, сказал он, мы можем входить в эту зеленую комнату каждый день, на мгновение — через практику глубокого слушания и оценки себя и других существ и состояний осознания. Мы можем открыть окно, дверь в разговор с бесконечным Сейчас и Здесь.