Глава 3

  Содержание сновидений Со временем, вследствие успешных занятий, запоминание снов и новых опытов восприятия становится все более привычной частью практики Сновидения, что приводит к возможности использовать эту информацию более целесообразным образом. В том числе, это позволяет придать своим записям структуру, благодаря которой возможность ведения дневника в детальной форме приобретает направленность, а материал получаемый таким образом доступным для всестороннего анализа. Содержание снов предоставляет огромное количество информации. Способность их запоминать практически сразу обнажает этот факт. В наших снах переплетаются самые различные аспекты нашего «я», следы взаимодействий с окружающим миром и отражения неизвестных или далеких для нашего привычного взгляда сфер бытия. Мнение, что сны составляют малую часть времени или не снятся вообще, является ошибочным. Как результат практики обратное положение дел становится очевидным – они снятся всем и составляют значительную часть времени сна, только недостаточная активность сознания не позволяет это увидеть. Сам характер снов различен, имеет тенденцию к изменению в зависимости от времени суток и текущей фазы сна. Содержание тут может быть представлено обрывками впечатлений дневной активности, хаосом образов, переживанием различных событий, или же, иметь вид абстрактной развертки чувств, потока сложно передаваемых впечатлений. Несмотря на такое разнообразие в чувственном восприятии, запоминание и наблюдение данного процесса вполне осуществимо, как и наделение его качеством осознанности различной степени. Содержание снов, которые удалось вспомнить, можно оформить в виде детальной, разбитой на пункты записи в дневнике сновидений. Где каждый пункт несет возможность анализа получаемой информации относительного избранного аспекта сна, предоставляет базу для глубинного рассмотрения и корректировки техник составляющих общий комплекс практики сновидца. С этой точки зрения я и рассмотрю данный вопрос. Ниже приведены варианты таких пунктов. 3.1. Сюжет Сюжетом сна можно считать любой направленный поток образов, имеющий логичность построения и устойчивость пространства. Чем большую протяженность во времени и стройность развертки взаимодействия элементов сна он имеет, тем выше вероятность успешного использования его свойств в практике. Рассмотрение содержания сюжетов осуществляют с позиции их осмысления относительно отражения каких-либо проявлений внутреннего мира сновидца и закономерностей, лежащих в основе его построения. Анализ протекающих во снах процессов, реализаций различных содержаний внутренней жизни нашего «я», дает превосходный материал для выявления природных склонностей, интересов и вещей требующих проработки с точки зрения своего развития (психологические барьеры, стереотипы, деструктивные идеи и проч.). Выявление же закономерностей и внутренних отношений в структуре сюжетов позволяет использовать эти данные в практическом ключе, к примеру, для улучшения навыков ориентирования в пространстве сна и управления избранными сюжетными линиями. В своих записях можно разграничить эти способы в виде отдельных пунктов. Содержание сюжета – его характер, взаимосвязь образов, сила взаимодействия между его элементами, символизм или прямое указание на какие-то аспекты жизни – все это иллюстрирует те или иные процессы, протекающие в организме и разуме, что дает возможность отследить или яснее увидеть проявления нашего «я». В отношении практики это приносит дополнительную информацию и помогает разобраться с теми преградами, которые обычно возникают. Например: страхи, забытые события жизни, подавляемые желания, стереотипы поведения или неосознаваемые привычки. Закономерности развертки сюжета, динамика и принципы построения – помогают изучить и использовать в дальнейшем те его аспекты, которые способствуют развитию способности сновидеть, помогают использовать возможности сюжета наиболее эффективным образом. Здесь можно увидеть – каким образом трансформируется пространство сна, как происходит взаимодействие между его элементами, что служит ключевыми точками развития сюжета. Эти и другие наблюдения, помогают в практике управления и контроля, когда основные компоненты поддаются воздействию со стороны сновидца, а повышение осознанности не разрушает общего течения сюжета. 3.2. Роль Ролью можно считать любую часть потока сна, которая проявляет свойства некоторой самостоятельности, является наиболее активным элементом сюжета сна. Чем большим набором качеств характеризующих ее независимость она обладает, тем больше возможностей ее успешного использования в персональной практике. Есть смысл рассматривать роль подобным образом, как и в случае с сюжетом сна. С одной стороны – наблюдать и анализировать формы, которые она принимает в качестве отражения каких-либо содержаний пространства нашего «я» (смысл роли и возможную причину отождествления с ней). С другой стороны – рассматривать ее как практический элемент по взаимодействию с потоком сна и его различными проявлениями. Характеристики роли – их смысл и наполнение, наиболее выраженные и часто повторяемые, их взаимосвязь с сюжетами, стремления которые они пытаются реализовать – это также показатели определенных импульсов жизни нашего «я». Почему те или иные роли чаше участвуют в соответствующих сюжетах? Какие переживания они несут? Какими способами они ведут свои сюжетные линии? Ответы на эти и другие вопросы помогут увидеть различные причины, мотивирующие к воплощению те или иные роли в потоке сюжета сна. Среди таких причин могут быть и те, которые мешают продвижению сновидца в его практике, создают преграды психологического характера. Например: деструктивность, неудовлетворенность чем-либо, стремление к подавлению других, неуверенность и склонность к бегству от реальности. Способ практического использования предполагает максимально возможное участие в жизни роли, стремление сыграть ее наилучшим образом. Полученные в этом случае наблюдения и навыки помогают не только более глубоко разобраться в принципах развертки потока сна и взаимосвязи его элементов, но и приводят к способности переживать состояние роли даже при возрастающей осознанности, без разрушения общей структуры пространства и сюжета сна. 3.3. Местность К местности можно отнести любую локализированную структуру общего потока сна, обладающую качеством стабильности поля и элементов, расположенных в ее границах. Чем более устойчива и скоординирована в пространстве подобная локация, тем вероятней эффективность ее использования в контексте практики. Наблюдение и анализ наиболее ярких и повторяемых локаций указывает на вещи с особым смыслом. Это могут быть воспоминания о чем-то, чувства важные для нашего «я», ситуации повлиявшие на нас, места в которых мы часто бывали. Необычная или не имеющая аналога в личном опыте местность часто указывает на склонности, стремления внутреннего мира, мечты и искренние желания. В подобных случаях, обычно присутствует ощущение родственности. Использование местности из снов непосредственно в практике представлено в виде записи и зарисовки наиболее ярких локаций, которые удалось запомнить. С возрастанием количества таких записей, открываются некоторые закономерности, связанные не только с характером построения элементов в локациях, но и с устойчивостью тех, которые каким-либо образом связанны между собой. Такая взаимосвязь может быть прямой – когда локации находятся рядом друг с другом, а может подразумевать наличие своеобразных проходов между ними или нескольких «слоев» (когда одна и та же локация имеет несколько различных уровней, каждый из которых связан с уже различными близлежащими локациями). Такие свойства и внутренние связи между локациями служат дополнительной помощью сновидцу в ориентации и перемещении по пространству сна, способствуют фиксации восприятия в наиболее устойчивых местах. В этом контексте их рассматривают как «опорные точки», которые среди прочих своих свойств, имеют склонность придавать импульс сознанию в опытах с малой осознанностью. В случае местности, к которой у сновидца есть индивидуальная склонность, ее рассматривают как сновиденное место, в котором можно найти уединение и отдых, очистить свои чувства. 3.4. Атмосфера сна Атмосферой сна можно назвать особое фоновое чувство отражающее суть динамики и содержания общего потока сна. В чем-то это подобно ненавязчивому присутствию, указывающему на основное переживание или главную идею сна. Несмотря на свою отстраненность и абстрактность, атмосфера сна достаточно важна в определении качества состояний и возможного смысла опытов сновидца. В каком-то смысле, атмосфера является тем фоном, что резонирует со всеми составляющими сна, стимулируя и подводя итог всей чувственной активности в данном взаимодействии. Атмосфера сна подобна отклику сознания на опыт восприятия, осуществляющийся в данный момент времени во сне. Обычно ощутить атмосферу сна легче сразу после пробуждения, когда ее след еще остался в восприятии, особенно на уровне тела. Детально охарактеризовать это чувство затруднительно, но суть переживания вполне ухватывается в простом образе, который при вербализации вполне выражаем в нескольких словах. Например: преодоление, страх, увядание жизни, вторжение, рассвет, бегство, новый мир, очищение. Оформленные в таком виде, эти образы дают более глубокое понимание опыта, который был осуществлен в виде сна. Это не только помогает детальней рассмотреть имевшие место восприятия, но и вынести своеобразные «частички озарения» относительно каких-либо глубинных чувств или событий в жизни. В своих записях, этот пункт можно отмечать сходным кратким способом, или же, при наличии желания, постараться развернуть эти образы в определенную гамму чувств. 3.5. Скачки интенсивности В процессе развертывания сна, следуя общему потоку, легко заметить, что в ясных и продолжительных снах присутствуют скачки интенсивности переживаемых событий и степени сознательности осуществляемых действий. Такие скачки выражаются в виде своеобразного ритма, колебаний восприятия на протяженности всего опыта. В тоже время, они могут быть связанны с определенными сюжетами сна и его ролями, провоцироваться определенной местностью. Ведение записей в ключе, когда отмечаются верхние и нижние пределы этих скачков, позволяет провести анализ и выяснить наиболее ярко выраженные закономерности (их зависимость от различных факторов). Кроме выявления дополнительных сведений о влиянии интенсивности ощущений на составляющие сна и его поток, материал, полученный в результате такого рассмотрения, указывает на какие-то явно выраженные вещи, которые есть смысл использовать в своей практике. Например, локации, в которых происходит повышение уровня интенсивности – использовать в более осознанных опытах как «опорные точки» для фиксации восприятия или перемещения, а там, где, наоборот, происходит падение интенсивности – проявлять большую бдительность. Информация такого рода помогает внести свой вклад в картину происходящего во сне, и используется как дополнительное средство практики. 3.6. Символизм В данном случае, под символизмом подразумевается способность снов выражать смыслы, идеи и глубинные формы переживаний в виде взаимодействий образов, имеющих различную степень универсальности. Другими словами, символизм снов – это творческое выражение тенденций нашего сознания в виде обобщенных или абстрактных форм (символов). Определяют различные уровни символизма, в зависимости от их качества универсальности относительно общечеловеческих систем представлений. Следуя этой логике его можно представить как: персональный, групповой и ядерный. Основу персонального символизма составляют образы связанные с личной историей человека. Этот уровень достаточно поверхностен, по большей части отражает жизненные переживания самого человека, его мысли, эмоции и чувства. Трактовка символьного выражения достаточно субъективна, поэтому смысл заключен в рамках личного опыта, индивидуальных переживаний. Символизм характерный для групп имеет большую степень универсальности образов и их связи между собой. В его основе лежат устоявшиеся в течение продолжительного времени представления больших групп людей. Обычно это совокупность культурных и территориально обусловленных аспектов жизни какого-то сообщества. На этом уровне уже может быть рассмотрен своеобразный «язык символов», при помощи которого, открывается возможность трактовки тех или иных форм переживаний человека во сне, с большей долей вероятности раскрытия истинного их значения. Символизм, который я назвал «ядерным», представляет собой наиболее универсальный уровень, состоящий в тесной связи с общечеловеческими представлениями относительно базовых смыслов бытия, имеющих наибольшую временную протяженность. На данном уровне символами являются своего рода прообразы, в основе которых лежат «ядра постижения», и, взаимодействуя с которыми, сознание человека выходит на уровень понимания недоступный для отдельно взятой ординарной личности. На уровне субъективного восприятия такая форма постижения выражается в целостном потоке взаимодействия прообразов, и может принимать вид каких-либо знаковых историй во сне (иногда мифического характера). Сновидческий символизм затрагивает все уровни в различной степени. Здесь многое зависит от качества и характера взаимодействий, где универсальность символов отражена в силе вовлеченности сознания сновидца в процесс. В большинстве случаев наиболее ярко символизм себя проявляет в переломные периоды жизни или те моменты практики, когда сознание переходит на новую ступеньку своего развития. 3.7. Особенности вспоминания Вспоминание сновидческого опыта имеет особенности, которые желательно учитывать во время ведения записей. Типичным затруднением является – быстрое угасание воспоминаний как таковых, особенно, если связь со сном была оборвана резко (как в случае звонка будильника). Такое положение дел сравнительно легко исправить за счет смены привычных процедур пробуждения и отношения к атрибутам сна в целом, а также при помощи регулярной практики усиливающей способность к вспоминанию. Более специфическими особенностями вспоминания являются – вытеснение, пластичность и достройка воспоминаний. Стимулы процесса, как и сила вытеснения, различны. Значительную их часть составляет влияние со стороны доминирующих систем представлений, которыми располагает человек. Ригидность процесса порой доходит до практически полного вытеснения воспринятого материала, чрезмерного упрощения содержания памяти. Степень пластичности воспоминаний во многом зависит от интенсивности опыта, переживаний, которые имели место. Чем более ярким и «плотным» было взаимодействие, тем менее изменчивой будет память об опыте произошедшем во сне. Поверхностные же опыты, наоборот, сравнительно легко подвергаются воздействию при вспоминании (вплоть до сознательного управления их содержанием). Достройка воспоминаний часто является следствием включения вспоминаемых снов в активную проработку в процессе их формализации. Например, в моменты общения с другими людьми, при попытках детально изложить свой сновидческий опыт. Давление стереотипов общения, неосознаваемых желаний, ассоциативных связей – могут в значительной мере исказить действительный опыт. В отношении этих и других тенденций необходимо проявлять бдительность, помнить, что воспоминания могут содержать значительную долю искажений. 3.8. Возможности получения информации В своих потенциальных возможностях Сновидение содержит пути получения информации об окружающих нас явлениях самого различного порядка. Например: знание всевозможных аспектов нашего «я», сведения о неосознаваемых или подавляемых содержаниях психики, открытие абстрактных идей, получение проверяемой информации из окружающего мира, озарения относительно природы вещей и многое другое. Набор инструментов при помощи которых сны передают нам эту информацию огромен. Символизм, прямые указания, интерпретация образного ряда, субъективные переживания и тому подобные вещи постоянно сопровождают людей во снах, не говоря уже о тех, кто занимается практикой Сновидения целенаправленно. Здесь можно выделить два пути – осознанное и неосознанное взаимодействие, дающее доступ к тому или иному виду информации. В первом случае, полученная информация является результатом сознательных действий, в то время как во втором – информация приходит сама, вне зависимости от видимых усилий человека. В таком ракурсе ведение записей также имеет смысл, так как позволяет более четко проследить вероятные пути получения информации, соотнести различные данные спустя какое-то время. Для большей наглядности приведу три примера, в которых информация различного рода проявилась в моих снах:

«После достаточно устойчивого сюжета сна, я просыпаюсь.

Хорошо помню определенный эпизод. Выношу из сна четкую мысль: нужно стать писателем. Мысль кажется странной и в чем-то абсурдной, поэтому легко от нее отмахиваюсь. Но годы спустя я вернулся к этой мысли, решив попробовать себя в этом деле.»

«Я в ясном сновидении.

После мимолетного осознания сна, меня начинает постоянно затягивать в сюжет. Активно в этом помогает персонаж в виде животного – собаки. Что бы я ни делал, она все равно проявлялась и мешала мне.

Вид был у нее больной (как оказалось позже, отражал характер моего заболевания). Так и не сумев ее отогнать от себя, я проснулся.

В голове вертится вполне четкая мысль относительно заболевания, которое было у меня в этот момент.

Буквально через считанные дни, диагноз подтвердился, хотя, до этого он был поставлен неправильно.»

«Я нахожусь в просоночном состоянии.

То просыпаясь, то втягиваясь в череду различных образов, в промежутках между этими колебаниями, ощущаю приятное парение в неопределенном пространстве или вообще ничего не помню.

Внезапно, я просыпаюсь. Открываю глаза. Есть смутное чувство, пытаюсь его ухватить. В уме проскакивает какой-то образ, и возникает четко сформулированная мысль (скорее – констатация факта) относительно определенных событий происходящих во внешнем мире.

Я запоминаю ее.

Позже смог это проверить, оказалось, что информация, переданная этой мыслью, оказалась достоверной.»

Глава 4

  Уровни Сновидения Опыт восприятия в Сновидении имеет различную интенсивность, содержит отличия в переживании сопровождающих его процессов и качестве отображения происходящего в сознании сновидца, поэтому несколько условно можно говорить об уровнях Сновидения или формах, которые оно принимает. Есть смысл рассматривать этот вопрос с точки зрения путей развертки нашего сознания в сфере сна, которые, несмотря на общность в сути процесса, обладают каждый своими уникальными качествами. Во многом, это свойство и используется в построении персональной практики сообразно возложенных на нее задач и выбранных перспектив. В первые годы серьезных занятий можно столкнутся с формами опыта, которые я разделил на три уровня. Они вполне описывают процессы и переживания происходящие в это время, и дают возможность сориентировать свою практику более эффективно. Каждый такой тип взаимодействий во сне позволяет использовать время опыта в соответствии со свойственными ему закономерностями, а также, при желании и наличии навыка, менять форму Сновидения. Название каждого уровня Сновидения призвано отразить его главную отличительную черту. Сделано это не только для корректности описания, но и в целях практической целесообразности. Такими уровнями являются:
  1. Ясное сновидение;
  2. Осознаваемое сновидение;
  3. Сновидение «второго тела».
4.1. Ясное сновидение Уровень Сновидения, который также может быть назван «устойчивым сновидением», характеризуется в первую очередь стабильностью и структурной направленностью общего потока сна. Тут пространство и декорации устойчивы, а сюжет логичен. Это подобно живым историям, в которых сновидец выступает в различных качествах. Такими качествами могут быть – роли, местность, явления и события, общее настроение сюжета, наблюдение со стороны за происходящим подобно зрителю. Эти и другие аспекты являются частью целостной развертки сознания сновидца, но с попеременной или преобладающей активностью одного из них. Часто основным и наиболее устойчивым качеством является «роль», которая проживает определенный сюжет, и с которой отождествляется самосознание сновидца. Соответствие характеристик самосознания привычным (характерным для мира бодрствования), изменчиво в некоторых рамках. С одной стороны – оно способно быть по многим параметрам идентичным, а с другой – может переживаться как полноценное, но другое «я», участвующее в каких-либо событиях. Сюжеты сна также имеют вариации: в виде одной целостной истории или нескольких сюжетных линий связанных между собой. Сами же истории отличаются в весьма значительных пределах – от обыденных событий жизни, происходящих как бы параллельно, до самых фантастических и абстрактных. Главное тут – это последовательность и логичность построений, даже в случае их чрезвычайной странности с точки зрения мира яви. Сюжетные линии пересекаются между собой не только в течение одного сеанса сна, но даже спустя какое-то время (иногда это связанно с местностью или персонажами сна). Местность во снах такого рода, склонна иметь свойство завершенности. Часто присутствует осведомленность о характере местности, взаимосвязи различных локаций. Некоторые места наиболее устойчивы и имеют тенденцию проявляться чаще других, даже в случае различия самих сюжетов. Еще один из очевидных эффектов – интегральное фоновое чувство, атмосфера сна. Как уже говорилось ранее, данная характеристика способна не только отражать совокупность переживаний включенных в опыт, но и транслировать ключевую идею сновидения. На определенной ступени практики эта форма Сновидения становится достаточно очевидной, так как количество такого рода снов значительно повышается, а в некоторых случаях составляет значительный отрезок времени в виде одного связного сюжета. Спустя годы практики естественным образом проявляется своеобразная осознанность, когда происходящее начинает восприниматься как игра или история возникающая во сне. Для наглядности приведу пример взятый из моих записей, эпизод, названный «Конец эпохи»:

«Я подхожу к зданию. Оно похоже на университет или школу, иду туда к знакомым по работе. Размышляю над вполне обычными делами из своей жизни, про себя ворчу о том, что давно идет дождь. Начинается гроза.

Подойдя к главному входу, я слышу, как из-за угла здания доносятся крики, кажется, голос мне знаком. Решаю, что это мой знакомый. Вдруг из боковой двери начинают выбегать люди, они что-то мне кричат. Я ускоряю шаг и забегаю в здание.

Внутри темно. По стенам льется вода. Вокруг никого нет, только шум воды и едва уловимый гул. Я бегаю по зданию, пытаясь выяснить, в чем дело, но никого не могу найти. Снова слышу голоса на улице, улавливаю отрывки фраз, кричат о том, что кто-то погиб и нужно убегать отсюда, потому что скоро все рухнет. Недолго думая, я бегу к выходу.

Сплошные темные коридоры и вода, что льется по стенам. Слышу только свое дыхание и шаги. Бежать становится тяжелее – пол под ногами начинает трясти. Низкий гул нарастает. В голове одна мысль – нужно выбраться отсюда пока здание не рухнуло.

Но я ошибся, рухнуть должно было не только здание, а весь наш мир.

С трудом удерживая равновесие, я выбегаю на улицу. Поворачиваюсь к зданию лицом, один из корпусов сбоку полностью рушится. Ощущаю толчок, земля уходит из-под моих ног. Падаю, выставляя руки вперед. Смотрю на асфальт – он дрожит.

Я поднимаюсь, понимаю – это землетрясение! Вокруг нет никакого света, все электричество вырубилось. Дрожь усиливается. Асфальт покрывается маленькими трещинами и лопается.

Где-то на краю чувств ощущаю сильное беспокойство, обрывками до меня доносится понимание того, что все гораздо серьезнее и безнадежнее. Беспокоюсь о близких. В голове только одна мысль – выжить и добраться до своих.

На мгновение я останавливаюсь. Выбираю направление и бегу.

Все рушится. Вокруг темно. В ушах – однотонный гул. Земля расходится, образуя огромные трещины, в которые падает и исчезает все, что только что было городом.

Я бегу и изо всех сил, стараясь услышать Землю. Увидеть свой путь. Никаких лишних мыслей. Только мой внутренний голос, который командует – влево, остановись, прыгай…

Так я бежал некоторое время, пока не почувствовал, что вокруг все стихло. Дождь закончился. Я остановился, огляделся вокруг. Стою возле какой-то бетонной стены на траве, рядом лежат поваленные деревья. Невдалеке группа людей. У них перепуганный и уставший вид. Все стоят или медленно двигаются как в трансе, видимо, ошарашенные происходящим.  Поднимаю руку и машу рукой в их направлении, ни к кому не обращаясь, а как бы говоря – у меня все нормально.

Сажусь на одно из поваленных деревьев и молча смотрю себе под ноги.

Вокруг – одни руины и огромные пустоты, в которые провалилась земля. Практически вся оставшаяся суша залита водой.

Снова начинает сильно трясти, земля трескается. Прямо передо мною начинается разлом.

Я прислушиваюсь, пытаюсь узнать, увидеть – в каком направлении мне двигаться. Точно знаю, что часть разлома упадет в бездну, в то время как другая – останется на поверхности. Откуда-то я знаю – это область слева от меня. Бегу, крича другим о том, куда нам нужно, показывая рукой.

Позади меня все рушится. Земля уходит из-под ног, я еле удерживаю равновесие и допрыгиваю до той части поверхности, что не обвалилась вниз. Больше не трясет, шум стихает. Я поднимаюсь на ноги.

Впереди вижу сваленные в кучу бревна, думаю, их нужно разобрать и как-то скрепить между собой, так как это может нам пригодится на случай, если эту часть суши начнет затапливать как другие. Почему то я в этом уверен. Говорю об этом тем, кто остался в живых. Они соглашаются. Мы растаскиваем бревна, укладывая их по одному. Спешим, потому что слышен гул, который как нам кажется, является шумом приближающийся волны.

Он нарастает.

Все затихает.

Вдруг происходит что-то не совсем понятное, как будто мы все впадаем на время в беспамятство…

Я осматриваюсь, вижу, вокруг нас ходят люди. Они необычны. Похожи на нас, но не такие как мы. Моя первая мысль – инопланетная раса. Но кажется что-то тут не то…

Не успеваю больше ничего обдумать, ко мне подходит один из них. Это женщина. Она обращается ко мне, говоря о том, что люди были наказаны за свою неправильную жизнь, поэтому наша цивилизация была уничтожена, а Земля разрушена.

Я начинаю задавать вопросы. Считаю, это не совсем справедливо и особенно возмущен тем, что из-за нас была разрушена Земля, поэтому очень эмоционально начинаю отстаивать свою позицию. Она говорит, что мы очень агрессивные и если будем себя так вести – навсегда останемся здесь.

Я не согласен с таким негативным отношением, при этом начинаю открыто выражать свою любовь к Земле. Она улыбается и дотрагивается до моего лица рукой, я ощущаю боль в верхней губе слева. Ощупываю свое лицо, нахожу нечто приколотое к моим губам. Это маленький шарик, наподобие бусинки.

Спрашиваю – что это? Она отвечает, что это нечто вроде знака и показывает множество маленьких красных шариков, на своей ладони. Красный цвет – означает агрессию, поэтому большинство людей будут иметь такие. Но мне она дала знак зеленого цвета, так как ей понравилось мое отношение к Земле. Она уходит.

А я стою возмущенный, не зная, что думать. Тут меня замечает другой представитель этой неизвестной расы, подходит ко мне и быстро производит какие-то дополнительные манипуляции с только что выданным мне знаком. Затем он объясняет, что он значит и что делать дальше.

Все это время мы находимся в некой прострации, пока иная раса ходит вокруг. Мы снова впадаем в какой-то туман, как будто засыпаем.

Очнувшись, видим, неизвестные гости нас покинули. Мы остались одни. А вокруг – развалины мира. И наша задача – восстановить его.

Далее мы разбиваемся в группы, принимаем на себя задачи, оставленные относительно данных нам знаков и их цветов. К счастью, я нахожу близких, которых не унесло это разрушение.

Мне выпадает роль лидера одной из групп.

После разговора с близким человеком, я выхожу из своего рода палаточного накрытия. Сажусь на землю скрестив ноги. Изображаю на земле некий рисунок. Ко мне подходят люди и садятся радом. Эту группу мне доверили, и я должен передать определенный план по восстановлению нашего мира. Он включал в себя различное деление по подгруппам, каждая из которых имела свои отличительные черты и задачи. Мы долго беседуем на эту тему. После того как разговор окончен, все поднимаются и расходятся чтобы собраться в путь, который нам еще только предстоит проделать.

И начинается новая жизнь…»

Другой эпизод, который я назвал «Встреча во сне», великолепно иллюстрирует еще одну реализацию данного уровня, когда полноценное осознание своего состояния не разрушает сюжет, не деформирует пространство и декорации сна.

«Я в длительном сюжете ясного сна.

Осознанность становится выше, когда на остановке рядом с домом, я встречаю давнюю знакомую. Разговаривая о каких-то обычных пустяках, мы садимся в подъехавший автобус. Я предлагаю пройти в конец автобуса, так как там меньше людей, но она говорит, чтобы мы остались на месте, ибо где-то тут должна быть ее сестра.

В этот момент подходит сестра и здоровается с нами.

Четкость и устойчивость сна возрастает, ко мне приходит ощущение, характерное для  расширения сознания.

В момент, когда сестра моей знакомой, почему-то начинает меня обнимать (мы были знакомы лишь формально), я полностью осознаю свое состояние, понимаю что это сон. Но в этот раз, решаю не вмешиваться в текущий поток сновидения, притворяясь, что все идет как и должно.

Далее, мы едем и разговариваем о всякой ерунде. В процессе, я замечаю, что девушки как-то «неравнодушно ко мне относятся», поэтому решаю выйти из автобуса. Но одна из них уверенно подхватив меня под руку, выходит вместе со мной. Раз так, решаем, отправиться куда-то посидеть. Находим открытое кафе, садимся за столик.

Общались мы достаточно долго. Несколько раз, я говорил о том, что это сон, но особой реакции на мои заявления не следовало. Вокруг нас становилось людно, столики вокруг были полностью заняты. Временами, я прислушивался к своим ощущениям, но все было стабильно – восприятие не рассеивалось.

Через время, мы решили пройтись. Дорога проходила мимо дома, в котором я в тот момент жил в мире бодрствования. Подойдя ближе, я увидел, что во дворе стоят длинные столы заставленные едой и выпивкой. Оказалось, что это свадьба моего друга детства. Я увидел почти всех своих соседей, но вели они себя как-то слишком тихо для такого праздника (словно чего-то ожидали).

Поздравив друга (он казался почему-то расстроенным), я взял бутылку шампанского и какое-то блюдо похожее на «роллы». Занимаясь выпивкой и закуской, мы подошли к моему подъезду и сели. Через время, я высказал мысль, что будет забавным, если – это все дело не сон.

Решив проверить свою догадку, вытянул руку, демонстративно остановив проезжавшую мимо машину. Как будто удерживая ее на расстоянии, приподняв руку – оторвал машину от земли. Затем, заставил ее крутиться в воздухе.

Своими манипуляциями я произвел впечатление на свою знакомую, поэтому поспешил напомнить, что сейчас мы все-таки находимся во сне. В этот момент, мне приходит мысль, что пить шампанское и беседовать – это не самое веселое времяпровождение на таком празднике, да еще и во сне. Поэтому я предложил подойти к столам поближе.

Проходя мимо столов, заметил на одном из них какие-то бенгальские огни или что-то наподобие хлопушек весьма забавной формы. Не раздумывая, я подошел к одному такому набору, и, щелкнув пальцами, зажег его. Во все стороны, как и положено, полетели искры. Окружающие оживились. Я решил сделать что-то еще. Протянув руку над этими наборами, заставил один из них медленно подняться, производя движения пальцами (как будто к ним привязаны ниточки), раскрутил его вокруг своей оси прямо в воздухе.

Но тут, выхожу из сновидения, при этом чувствуя, что вполне могу задержаться, ибо настройка восприятия была качественной.

Плавно вернувшись в тело, я слышу, как один из родственников идет в мою комнату. По всей видимости, услышав шум приближающегося человека, тело выдернуло меня из сна.»

Рассматриваемый уровень Сновидения таит в себе множество потенций, с которыми нужно работать, и которые в противном случае останутся нереализованными. Обширное поле работы представлено возможностями всестороннего развития внутренних структур «я», в том числе, как явная иллюстрация процессов различной глубины протекающих в психике. В этих опытах представлены самые разнообразные переживания, вещи, наглядно указывающие на явления, осуществляющиеся в области, которую мы именуем нашим внутренним миром. И выбор здесь зависит от личных предпочтений человека, очерченных им задач. Техническая сторона вопроса, в первую очередь, предусматривает приобретение дополнительных навыков по взаимодействию со средою сна, проработку различных алгоритмов действий. Например: управление сюжетом, работа с декорациями, исполнение ведущей роли, решение задач и получение переживаний невозможных с точки зрения нашей обычной жизни. Эти и другие возможности не только помогают развиваться сновидцу в озвученной области опыта, но и подготавливают его к более сложным уровням Сновидения, с которыми он сталкивается в своей практике. 4.2. Осознаваемое сновидение Отличительной чертой этого уровня Сновидения является наличие полноценного осознания своего состояния. Когда сновидец ясно понимает – кто он и где сейчас находится, вне зависимости от разнообразных факторов воздействующих на него. В данном случае, осознанность напрямую показывает возможность сознательного присутствия в состоянии сна, где качество восприятия по своей силе подобно миру яви. Следует упомянуть о возможности «мнимого осознания», когда необходимый уровень осознанности во сне отсутствует, но есть некое смутное понимание на мысленно-эмоциональном уровне, которое обычно является следствием специфической логики роли вписанной в текущий сюжет сна. В общем потоке сна – это просто еще одна идея среди прочих (сон об осознанном сне). Часто подобное происходит в периоды, когда присутствует настойчивое желание осознать себя во сне. Что вполне закономерно и периодически случается, нужно просто об этом знать. Типичные параметры рассматриваемого состояния: относительная пластичность пространства и элементов сна, волевая независимость сновидца, высокая степень управления и контроля, обширное поле произвольной деятельности любого характера. Сновидение здесь в значительной степени зависит от сознательных усилий, обладает большим потенциалом для манипуляций и свободного творческого выражения. В определенном смысле, можно сказать, что тут сновидец, преодолевая преграду бессознательности, обретает свободу в сфере сна. Качественный уровень взаимодействия между сновидцем и пространством сна имеет некоторый диапазон внутри состояния, в рамках которого колеблется его восприятие. Начиная с области потенциальных преобразований, когда элементы сна, его сюжет и пространство, легко поддаются сознательному влиянию, превращаясь в своеобразный поток творчества или поле заданного взаимодействия, заканчивая восприятием, по своим свойствам, близким к состоянию мира бодрствования со всеми присущими ему характеристиками. Обычно эта категория опыта начинается со вспышки осознания, происходящей уже во сне, что и побуждает сновидца к пониманию состояния, в котором он находится в актуальный момент. Таким образом, человек осознает – сейчас он спит и находится в иной области восприятия. Несмотря на то, что существуют и другие пути, следуя которым можно войти в Сновидение этого уровня, в начале занятий, вариант «осознания себя во сне» (когда осознание происходит посреди сна) все же является наиболее распространенным. Приведу наглядный пример такого рода опыта, взятый из моих записей, который я назвал «Практика полета»:

«Я осознаю сон.

Поднимаю руки перед собой – проверяю силу фиксации восприятия, руки видны без искажений. Оглядываюсь вокруг – вдалеке вижу улицу, визуальная картинка не плывет. Возвращаю взгляд на руки – ничего не изменилось, тогда я поворачиваю руки тыльной стороной к себе, и возвращаю их в исходное положение. Все стабильно (на руках даже видны «линии жизни»).

Осматриваю окружающее меня пространство. Я стою на балконе, который, по всей видимости, окружает все здание (в памяти начинают проноситься воспоминания о том, как сюда попал).

Подхожу к краю балкона и смотрю вниз. Вижу улицу, и дома утопающие в зелени деревьев. Смотрю на горизонт, ощущаю некоторый дискомфорт. Поднимаю руки перед собой (для проверки и напоминания) – окружающее пространство на мгновение становится ярче. Все проходит, восприятие стабильно.

Отхожу от края, делаю глубокий вдох, выдыхаю, разгоняюсь и прыгаю с балкона.

Лечу по касательной вниз и вперед. Приближаются верхушки деревьев, я ощущаю небольшое давление в области солнечного сплетения. Приземляюсь на ноги. Делаю несколько шагов. Вокруг ничего особенного не замечаю.

Решаю в этот раз заняться контролем процесса полета во сне.

Совершаю несколько шагов и подпрыгиваю. Вытягивая руки перед собой, пробую опереться на особое ощущение в области чуть ниже солнечного сплетения (своего рода «линии» исходящие из него). Получается, я не падаю на землю.

Теперь я медленно плыву над асфальтом, где-то в полуметре. Разгоняюсь, оттолкнувшись руками несколько раз от земли по направлению движения. Увеличиваю скорость за счет вытянутых вперед рук (словно хочу до чего-то дотянуться). Лечу по дороге некоторое время. Все идет без затруднений.

Я пролетаю мимо многоэтажного дома (в уме мелькает мысль о смене локаций). Заворачиваю во двор. Переворачиваюсь на правый бок с вытянутой вперед правой рукой, поворачиваю влево. Процесс управления полетом мне во многом напоминает плавание в воде.

Решаю долететь до противоположного края дома (в доме три подъезда и он стоит углом). В процессе исследую различные нюансы полета. Разворачиваюсь, меняю положения рук и ног. Ускоряю и замедляю движение.

Останавливаюсь. Смотрю вниз на асфальт, различаю его фактуру. Картинка стабильная. Переворачиваюсь на спину, все так же находясь где-то в полуметре от поверхности земли. Смотрю на дом, деревья и звезды… Звезды! Думаю, как же это чудесно смотреть на звезды во сне. Чем и решаю заняться.

Отталкиваясь ногами от асфальта – продолжаю свое движение. Восприятие стабильно. Картина звездного неба притягивает. Звезды мерцают. Все стихает. Проходит некоторое время, в течение которого я медленно плыву над землей и смотрю на звезды.

Я останавливаюсь. Тишина.

Не раздумывая, кричу – видение!

Воспринимаемая картинка пошатнулась. Есть ощущение своеобразного напряжения, начинаю активно и глубоко дышать. Напряжение рассеивается. Ничего не происходит.

Я повторяю свою попытку, кричу – видение!

В этот раз, наоборот – все замирает, вместе со мной. На какое-то мгновение воспринимаемая картина превращается в подобие чего-то застывшего и неподвижного.

И тут, вижу, как слева вверху появляется нечто новое. Из темноты неба проявляются своеобразные линии света. На уровне ощущений, это ближе всего к трещинам на льду (я даже слышу нечто похожее на треск). На визуальном уровне – это чем-то подобно паутинке в лучах заходящего солнца.

Сон истощается, появляются аморфные ощущения, картинка теряет свою фиксацию. Я чувствую, сейчас меня выкинет из сна.

Тогда я переворачиваюсь лицом к земле, усиленно отталкиваясь от нее, чтобы набрать скорость для полета. Сосредотачиваюсь на изображении движущегося подо мной асфальта. Восприятие понемногу стабилизируется.

Позже, я перехожу в ясный сон, где переживаю определенный сюжет.»

Представленный уровень Сновидения крайне объемен и продуктивен, поэтому обычно именно он занимает большую часть устремлений сновидца в первые годы практики. Причин тому много: удивительные переживания и обширные возможности, отчетливая творческая составляющая, открытие качеств сокрытых во внутреннем мире и многое другое. В тоже время, это великолепная площадка для сознательного развития внимания и усиления осознанности, поле для целенаправленной и последовательной практики по приобретению новых способностей и качеств, путь к более сложным уровням Сновидения. Важно, что переживания этой категории не только дают прямое свидетельство тому, что осознание во сне возможно, но и позволяют увидеть перспективы, показывают тот объем работы, который нужно проделать, чтобы подняться на еще одну ступеньку в своем личном развитии и познании мира в целом. 4.3. Сновидение «второго тела» Данный уровень Сновидения в первую очередь характерен тем, что чувственное восприятие здесь осуществляется при помощи «второго тела» представляющего «я» сновидца, в то время, когда его физическое тело уже спит. Словно в момент, когда мы засыпаем, наше сознание, при помощи отдельной формы, отделяясь от физического, приобретает свойства самостоятельности. В представленной категории ощущение разделения со спящим телом настолько очевидно, что создается впечатление буквального «выхода из своего тела», которое в большинстве случаев сопровождается восприятием пространства, где человек спит. Иногда такое «разделение» отсутствует, но сам «выход» происходит одним рывком. Бывает, переживания настолько захватывают сновидца, и он, не уловив момент перехода восприятия ко «второму телу», всерьез считает – это происходит с его физическим телом. Наиболее отчетливо этот уровень выражен в ситуациях, когда вхождение в Сновидение происходит напрямую из состояния бодрствования (обычно перед сном). Качество восприятия здесь обладает некоторой изменчивостью. Что выражается то в нестабильности состояния, когда воспринимаемое искажено или имеет непривычный цветовой спектр, то в практически полном соответствии состоянию характерному для бодрствования. Независимо от того, что «второе тело» может восприниматься по-разному, иметь различную форму и сенсорную интенсивность, чувство самостоятельности переживается достаточно отчетливо. Будто это второе «я» сновидца, имеющее способность путешествовать по мирам сновидения, воспринимать самые различные явления и события, которые могут происходить в его же спальне или где-нибудь в невообразимых сферах бытия. Приведу типичный пример из моих записей, эпизод который я назвал «Второе тело»:

«Я разделяюсь с физическим телом.

Несмотря на то, что зрение включилось без проблем и я ощущаю свое «второе тело», восприятие не совсем стабильно. Создается впечатление, что я нахожусь под водой.

Постоянно присутствует чувство парения и прозрачности.

Делаю несколько шагов и пробую осмотреться.

Это моя спальня, в комнате темно, преобладают серые тона. Возможно, есть небольшой оттенок зеленого и желтого цвета. С первого взгляда, все на своих местах, видно, что на кровати кто-то спит.

Решаю заняться развитием своего «второго тела».

Активно двигаюсь, максимально прикладывая внимание к ощущению целостности всего тела. Перемещаюсь по комнате, от одной стены к балкону и обратно…

После чего решаю подключить дыхание. Делаю отчетливые и глубокие вдохи-выдохи имитируя дыхание физического тела.

Затем я сознательно возвращаюсь в физическое тело и просыпаюсь.»

Опыты этого уровня Сновидения производят сильное впечатление. А само состояние порождает нетривиальные вопросы, побуждает к поиску и дальнейшим исследованиям с вдохновляющей перспективой. Это сложная форма опыта, обладающая своей спецификой, поэтому желательно серьезное отношение к практике. 4.4. Переход от одного уровня к другому Озвученные выше категории Сновидения в своей основе опираются на общие принципы и имеют возможности продуктивного взаимодействия между собой. В первую очередь, это касается способности целенаправленного перехода от одного уровня к другому. Естественные пути такого взаимодействия открываются благодаря скачкам осознанности в процессе Сновидения, где повышение ее качественного уровня приводит к выходу на более сложные уровни, а понижение – вхождению в сферу ясных, а затем и обычных снов. Усилия такого рода требуют знаний и специальных навыков, понимания соответствующих методов. Переход между категориями может осуществляться от каждой из них к любой другой, как напрямую, так и в виде последовательности. Тут есть свои закономерности и наиболее вероятные варианты. Например, нарастание интенсивности опыта в «ясном сновидении», без повышения осознанности, скорее всего, переведет сновидца на уровень «сновидения второго тела», когда сюжет и декорации текущего сна схлопываются и происходит восприятие себя во «втором теле», обычно, вблизи спящего тела. Но, такое же нарастание интенсивности уже с возрастанием осознанности, склонно переводить сознание сновидца с уровня «ясного сновидения» на уровень «осознаваемого сновидения», что также может привести к трансформациям пространства текущего сна. Другой пример – сознательное погружение в спонтанно возникшие или специально созданные образы на уровне «сновидения второго тела», которое, вероятно, переместит сновидца на уровень «осознаваемого сновидения». В тоже время, повышение уровня осознания или специальные манипуляции, на уровне «осознаваемого сновидения» могут привести сновидца на уровень «сновидения второго тела». И это лишь некоторые варианты развития событий. Конечно, подобные вещи требуют времени, но они являются неотъемлемым элементом, еще одним шагом в практике Сновидения. Приведу пример перехода между уровнями из своих записей, эпизод который я назвал «Трубка из сна»:

«Я в длительном ясном сновидении, следую сюжету.

Было уже несколько всплесков осознания, но сейчас оно держится на границе, позволяя удерживать сюжет, но не втянуться в него полностью.

Мы с человеком, который должен мне показать какие-то вещи в здании, заходим в лифт. Едем достаточно долго, я рассматриваю механизм похожий на робота, что стоит рядом со мной. Вдруг лифт останавливается. Мы ждем. В который раз за сновидение моя осознанность растет, начинают всплывать типичные мысли – что-то долго это все, вдруг будут проблемы с возвращением?

Тут я начинаю чувствовать давление со всех сторон. Поднимаю голову, потолок лифта опускается подобно прессу. Крепко хватаюсь за механизм рядом и пробую удержать сознание на текущем уровне. С одной стороны мне интересно, что будет дальше, а с другой – волнение нарастает, так как я вполне явно ощущаю, как меня начинает сдавливать стенками лифта.

Происходит скачек восприятия, ощущение падения.

Легкий хлопок, и я плавно парю в своей комнате, где сплю… А в руках у меня нечто, похожее на небольшую трость. Становлюсь на ноги рядом с кроватью, рассматриваю предмет более тщательно. Он похож на курительную трубку, есть отделение для набивки и даже маленькие ленточки, прикрепленные с другой стороны, возле отверстия для вдыхания дыма.

Почему-то мне захотелось взять ее определенным образом, хотя я понятия не имею, как нужно обращаться с таким вещами.

Затем, совершив несколько взмахов в различных направлениях, я попробовал затянуться. Воспринимаемое начало немного плыть, будто воздух стал в чем-то подобным воде или наполнился прозрачным дымом. А трубка в моих руках словно ожила.

Через некоторое время я плавно проснулся.»